A. Andersen

 

 

АДМИРАЛ

 

(из серии Pассказы за рюмкой бренди)

 

 

 

 

Так уж сложилось, что в нынешней стране проживания моя жизнь оказалась до определенной степени связана с военно-морскими силами или точнее Королевским Военным Флотом. А это в свою очередь привело к участию в разного рода международных флотских форумах.

 

Вот и сейчас только что вернулся с банкета, завершившего одно из подобных мероприятий. В самом банкете ничего особенного, конечно, не было. Они все похожи друг на друга достойной, можно даже сказать - фешенебельной обстановкой, хорошей кухней, дорогими винами... Но сегодняшний банкет был интересен людьми, с которыми довелось разделять стол.

 

По ряду причин Ваш непокорный слуга зашел в зал среди последних, и почти все места за сотней круглых, на шесть персон столов были уже заняты. Оставалось всего несколько вакансий , и я почти без колебаний выбрал место за столом, вокруг которого сидело пятеро морских офицеров азиатской наружности. Мне уже многократно доводилось есть, пить и путешествовать в компании флотских европейцев, североамериканцев, австралийцев... Конечно же общался и с азиатами хотя бы уже в силу географического положения. Но вот с азиатскими военными моряками близко общаться не доводилось ни разу, так что грех было бы не воспользоваться представившейся возможностью.

 

Итак, сегодня вечером моими сотрапезниками были матерый японский капитан и четверо китайцев: пожилой адмирал, два относительно молодых капитана и девушка-лейтенант, исполнявшая обязанности адмиральской переводчицы (капитаны прекрасно владели английским).

 

Адмирал сразу же привлек мое внимание, и я внимательно приглядывался к нему боковым зрением во время оживленной беседы с капитаном-японцем. Мужчина в возрасте, но в то же время явно в хорошей физической форме: гибкий, подвижный и в то же время экономный в движениях как неизбалованный кот. Лицом и манерами похож на добродушного оленевода откуда-нибудь с Чукотки или Камчатки: веселый, улыбчивый и в то же время сдержанный и мало говорящий. Лицо адмирала было отмечено несколькими глубокими шрамами со следами пересадки кожи. Такие шрамы знакомы мне с юности далеких дней, когда в родном городке на берегу Балтийского моря дружил с ребятами из команды каскадеров. У некоторых из тех ребят тоже были такие шрамы, и я сразу понял, что адмиралу доводилось гореть и выжить в серьезном пожаре.

 

Но не только это привлекло меня в китайском флотоводце. В течение всего банкета он держал себя с подчиненными не как начальник, а как добрый отец с детьми.. Причем не так, как это выглядит в зыбких современных семьях декадентского пост-христианского евро-атлантического мира, а как в семье старинной, где уважение к родителю не ставилось под вопрос ни при каких условиях, а родитель мог позволить себе быть когда надо строгим и требовательным, а в иное время заботливым и добрым...

 

Когда подали мясо, адмирал быстрым и точным движением рассек надвое благоухающий стейк и подцепив по очереди вилкой два равных ломтя переложил их на тарелки сидевших справа и слева от него капитанов. Капитаны склонили головы, а адмирал похлопал их по плечам что-то коротко с улыбкой проговорил по-китайски, что могло звучать примерно как: Ешьте-ешьте, парни! Вам в ваши годы это нужнее!. Сам же командир с аппетитом съел картоофельное пюре.

 

Когда чуть позже подали десерт, адмирал тут же положил свой ломтик изысканного торта на тарелку переводчицы.

 

Не знаю, может быть описанное мною не так уж и важно. Может быть читающему эти строки был-бы интереснее перессказ наших застольных разговоров и тостов, но лично у меня именно поведение адмирала за столом до сих пор не выходит из головы. Я слышал про подобных военачальников от мого деда выходца из старого военного рода, прошедшего несколько войн и даже сменявшего форму. Он называл их отцами-командирами. Но я не верил в существование подобных после опыта службы в рядах Советской Армии, да и позже в других, гораздо более традиционных армиях и флотах сталкиваться с подобным не доводилось. А вот сегодня... Мне кажется, что будь я лет на 15-20 помоложе и чуть менее циничным, чем теперь, то мне легко было бы пойти в огонь за таким командиром или по его приказу. Я также не могу себе представить, чтобы он допустил разбор на органы собственных солдат или матросов, как это делается сегодня в некоторых известных нам армиях...

 

Банкет подходил к концу... Японский капитан произнес короткий тост на явно свежевыученном и непонятном мне китайском. Китайцы (адмирал, капитаны и переводчица) дружно поднялись и, в унисон щелкнув каблуками, выкрикнули по-японски: Кампай! (За здоровье!). Конечно.. восточная вежливость тадиционных врагов друг к другу... Потом китайский адмирал произнес более длинную здравицу на китайском, а девушка-лейтенант переводила. Адмирал выразил уважение к хозяевам банкета, которых, как ни забавно, за этим столом представлял я, и формально пожелал нам всем плодотворного сотрудничества в деле безопасности на морях и океанах.

 

Очевидно, что это также была вежливость потенциального противника, военно-морская доктрина которого нам известна: сперва взять под контроль остров Тайвань и ближнюю гряду, затем поэтапная экспансия на дальних грядах Тихого океана, а там... там у Китая большие планы, с которыми Поднебесная не спешит. Китайцы терпеливы и обстоятельны. Но так или иначе с этим адмиралом мы стоим по разные стороны. Но как не уважать такого потенциального врага? И как не позавидовать тем, кто служит под его началом с тем, чтобы когда-то занять его место и продолжить традицию?

 

 

Виктория, 23 июня 2010

 

 

 

 

 

НАЗAД